[sticky post]SILKWAY - продажа расходных материалов для принтеров
smile-no-glasses
rilliyah

Наша компания занимается импортом и продажей расходных материалов для печати на принтерах - перезаправляемых картриджей, наборов чернил для заправки, фотобумаги и магнитов. Мы единственные на израильском рынке, кто продает системы непрерывной подачи чернил (СНПЧ), которые помогают экономить большие средства на фотопечати в больших количествах.

Наши клиенты - частные лица, бизнесы и предприниматели.

Если вы заинтересованы в наших товарах - зайдите в наш онлайн-магазин (http://www.refills.co.il) и позвоните по телефону. Мы будем рады предоставить вам информацию, предложить товары, и сотрудничать!

Формально находимся в Ришоне, по адресу Герцель 63 (уг. ул. Тармав). Доставка возможна по всей стране.

О личных границах
smile-no-glasses
rilliyah
Тема личных границ с одной стороны довольно заезжена в западной литературе, с другой стороны, на самом деле все равно остается не до конца понятной, потому что нет четких правил поведения и однозначных гайдлайнов, что делать, а что не делать. И как при этом сохранить собственное душевное равновесие.

Нам говорят: разделяйте работу и дом, не берите работу домой. Но как можно взять и забыть, как только выходишь с работы? Как можно не думать о некоторых пациентах или их семьях, когда ты вместе с ними проходишь самые тяжелые для них минуты жизни? Когда ты в течение 8-9 часов злишься, радуешься и плачешь вместе с ними. Есть истории, поражающие тем, насколько они душераздирающи. Есть пациенты или их семьи, с которыми как-то сам по себе устанавливается более теплый, более душевный контакт. И вот ты переживаешь и заботишься, как будто ты этих людей знаешь, как будто они тебе совсем не чужие... Особенно, когда такой пациент лежит довольно долго, и ты каждый день встречаешься с ним или членами его семьи, общаешься с ними как с приятелями, вы делитесь важными и не важными новостями. Ты уже знаешь вкусы, личные предпочтения, историю жизни целой семьи, текущие дела и проблемы. И понимаешь, что привязываешься к пациенту, и сердце болит за то что у них получается или не получается. И чувствуешь, что будет тяжело, потому что состояние его будет только ухудшаться. Но а что делать? Избегать этого? Избегать душевности? Избегать личных симпатий? Бояться привязываться? Тогда зачем я здесь?

Сознательно я все же храню дистанцию. Ни с кем из пациентов или их семей я не разговаривала и не встречалась за пределами отделения никогда. С несколькими все же зафрендилась в фейсбуке, хотя западные статьи по рабочей медсестринской этике твердят только но-но. Но это все же тоже не однозначная граница. Почему я не могу интересоваться в соцсетях как дела у человека, который мне интересен, с его же согласия? Один только факт того, что он когда-то был моим пациентов, должен лишать меня этой возможности навечно? Таких пациентов совсем немного, ввиду того что у большинства моих больных фейсбука нет в силу возраста :) Но все же.

А хорошо ли это для самих пациентов, когда у них складываются хорошие отношения со мной? Иногда они открыто огорчаются, что в какой-то день я не работаю, или работаю не с ними. Иногда могут случайно обидеть моих коллег. Хорошо ли для них помнить меня, я уже не говорю о поддержании контакта, ведь не смотря на все, что происходит в стенах отделения, я все равно всегда буду ассоциироваться у них именно с этими стенами, с этой ситуацией тяжелой болезни, с этим отчаянием и этими негативными эмоциями. И даже если человек уходит от нас "выздоровевший", насколько это возможно, хочу ли я быть для него напоминанием этого периода его жизни? Наверное, нет. А если человека не стало, и даже я знаю, что сделала все самое лучшее что могла и чувствую безграничную благодарность родных этого человека... хочу ли я сквозь года позже быть тем образом, с которым асооциируется эта пусть даже светлая грусть? Наверное, тоже нет.
В мировоззрении пациента или его семьи я буду частью этого маленького мирка, нашей бурлящей больницы. В картинках, остающихся в памяти некоторых, мой размер и мое место может быть чуть больше и важнее. Для других - наоборот, просто точка, проходящий кадр. Часть этого постоянно движущегося пейзажа, живой винтик, вращающийся в большом организме.
Tags: ,

That awkward moment...
rilliyah
... когда чувствуешь себя очень слабым и дохленьким (не смотря на всю "крупнотелость", крепкость, физическую силу и даже уже практически вернувшуюся спортивную форму), если надо делать срочную реанимацию пациенту, который весит 200+ кг и в объемах втрое больше тебя

Ужас. И это при том, что я была физически сильнее некоторых из присутствующих на реанимации мужчин. Какой там эффективный непрямой массаж сердца! Продавливать грудную клетку хотя бы на 5 см? Серьезно?

Morbid obesity - как приговор.
Человек живет уже давно узником собственного тела. Во всех смыслах этого слова. Не исключено, что так будучи узником, и умрет...

Не запускайте себя!

Лытдыбр. ЖЖ-Бобик сдох...
smile-no-glasses
rilliyah
На ЖЖ нет ни времени, ни сил. Как и в целом на интернет. Вот уж никогда не могла подумать, что у меня, блин, "кибер-девочки", которая выросла с головой в мониторе настолько, что в раннем подростковом возрасте даже занималась с психологом на почве этого (по настоянию родителей), не будет времени на интернет. Единственное на что хватает - лениво пролистать фейсбуковскую ленту, но все же формат там совсем не тот.

Жизнь, тем временем, идет своим чередом. Работаю. По-прежнему тяжело, и по-прежнему с удовольствием. График с этимим сменами не самый удобный, конечно. Формально вроде бы рабочий день 8 часов и это всего 5 раз в неделю, теоретически должна оставаться масса свободного времени. И плавающие смены - вроде как должна быть гибкость. Практически же получается что отсутствую дома часов 10 с учетом дороги туда-обратно, и обычно после работы настолько измочаленная и выдохшаяся приползаю домой, что сил не остается ни на что, кроме как завалиться поспать. Встаешь потом посреди вечера с тяжелой головой и мягко говоря неэнергичный, пока ходишь-раскачиваешься и пытаешься прийти в себя - вот уже и день закончился. А если это смены подряд - утро-ночь, вечер-утро, то и поспать больше 4-5 часов никак не выходит. А ночные смены? Чтобы нормально функционировать всю ночь до 7 утра нужно перед сменой тоже поспать несколько часов, иначе это не работа, а пытка. В итоге в день перед ночной сменой ты спишь + естественно, в день после ночной смены ты тоже спишь, выходит что одна смена сжирает почти 2 дня, а на какую-либо другую деятельность там остаются какие-то огрызки. Я уж молчу, какой "свежий" и "отдохнувший" ты встаешь после ночной смены, и как несколько ночных смен в 2 недели могут сбить нафиг все естественные циклы сна-бодрствования.
Короче, нехватку часов в сутках я в последнее время ощущаю все острее :)

Как только исполнился мне год стажа "на посту", выперли меня на курс для старших по смене, чтобы я начала работать в "мугбаре" (יחידה לטיפול מוגבר) в нашем отделении. Это как бы под-отделение, рассчитанное на 5 кроватей максимум, где лежат более сложные больные. Что-то вроде промежуточной станции между отделением и реанимацией. Я поначалу слегка сопротивлялась работать там, все же гораздо больше ответственности, и больные частенько действительно гораздо более тяжелые. Но в последнее время я начала видеть немало и плюсов работы там. Из минусов: ощущение изоляции, практически отсутствующая интеракция с коллегами и жизнью отделения, ответственность, больше всякой раздражающей административной работы (типа звонить и выяснять, кто на какую проверку идет, заказывать транспорт для больных и всякая прочая дребедень), семьи пациентов, которые видят тебя перед глазами все время и которым кажется, что если медсестра сидит перед компьютером - она не работает, со всеми вытекающими из этого. Из плюсов: это небольшое отделение становится твоим царством, в котором ты командуешь и решаешь, ты все контролируешь, и действительно есть возможность гораздо большего и лучшего контроля всего происходящего с больными, они все время на виду перед глазами со всеми мониторами. Контрол-фрикам типа меня это подходит :)

В последнее время все чаще встречаю каких-нибудь знакомых на работе. То отец одной из бывших учительниц из медсестринской школы был госпитализирован у нас в больнице, то отец секретарши из той же медсестринской школы. То мама женщины, которая вместе со мной начинала учиться на медсестру, но не смогла закончить, и сейчас учится второй год на медсестру в каком-то колледже. И такое смутное ощущение гордости возникает - типа, вот, вы меня помните еще студенткой с круглыми глазами, а вот она я, уже давно полноценная медсестра, порхаю тут по отделению и лечу ваших родственников, хо-хо-хо :))

В общем, с работой все нормально, работу я свою люблю. Если бы еще не парочка противных людей в коллективе, которые из непонятных и ничем не обоснованных чувств прикапываются и пытаются ставить палки в колеса, все было бы вообще идеально. Но идеально не бывает, а с этими товарищами приходится учиться правильно общаться. Мне все эти сложные отношения чужды, я человек неконфликтный, открытый и честный, и всей этой подлой закулисной возни не люблю, как и необходимости ставить кому-то какие-то там границы или отвечать определенным образом. Но приходится учиться. Параграфы школы жизни :)

***

На мой ДР в марте съездили с мужем в Рим. Красиво! Вкусно! Класс. Хорошая была поездка. Правда, умудрились опоздать на самолет обратно и это был мощный bummer, да и ночь в аэропорту, который для этого совершенно не приспособлен, была ужасна. Но сделали несколько выводов для себя на будущее. Основной - ездить не с большим чемоданом, а с двумя маленькими, которые можно взять с собой в ручную кладь!

***

Прошло больше года на моей физически активной работе, а набранный за время учебы лишний так никуда и не делся. Жрать потому что надо меньше, сюрприз. Со спортом в течение этого года было плохо, в основном по причине все того же рваного графика и дикой не только моральной, но и физической усталости после работы. Эпизодические танцы, эпизодические походы в спортзал.
Месяц назад я решила плотнее за это взяться. Пытаюсь более постоянно ходить на свои разлюбимые танцульки, и еще нашла прикольную группу кикбоксинга для женщин по пятницам. За несколько лет без кикбоксинга я почти забыла, насколько я это люблю. Кайф неимоверный! Нагрузка отличная, занятия разнообразные, тело убивается вусмерть, выброс эндорфинов мощный. Тренера хвалят, зазывают присоединиться к полноценной ММА-секции, а не только женскую группу посещать. А мне и хочется, и колется. 2-3 раза в неделю стабильно в одно и то же время посещать какую-то секцию с моим расписанием это утопия...
С едой надо что-то делать. Вроде, питаюсь я не так уж прямо ужасно, но, видимо, чтобы урезать калории, надо их все же систематически считать, иначе стабильный перевес. Уже не раз это все пройдено и знакомо, но так лениво... Надеюсь, что хоть сейчас получится.

***

В октябре начинаю магистратуру в Тель-Авивском университете. Все еще не до конца верю, что снова это с собой делаю :) Но нет пути назад, денежки уплачены, подружка со мной записалась тоже (гигантский плюс). Хотя сначала хотела сделать медсестринскую специализацию, но в следующем году в моей больнице не открываются подходящие мне курсы, а 2-3 раза в неделю ездить в Ихилов или Бейлинсон при полной рабочей ставке - это снова на полтора года лишиться всякой жизни за пределами больничных стен, я на это не согласна.
Учеба еще не началась, а ТАУ уже раздражает своим высокомерным и пафосным отношением, и враками на каждом шагу. С легкой ностальгией вспоминаю годы в любимом Бар-Илане.

Прошоколад
rilliyah
Израильские соцсети облетел ролик "про шоколад", вызвав просто таки бурю негодования в населении. Краткое содержание ролика - семья одноклеточных израильского происхождения крайне некрасиво орет на бедного бортпроводника в самолете и требует продать шоколад. Все это сопровождается очень характерными для некоторых слоев населения криками, визгами и переходом на личности.

Израильтяне массово выразили свое "фу", многие написали что им стыдно за свою страну и то, как некоторые израильтяне ведут себя за границей, бортпроводник получил море сопереживания.

И его действительно жалко. И я не хочу занудно нудеть в духе "а вот у нааааас", но блин, кто-нибудь себе только на минуточку представьте что происходит в государственной больнице, когда такие экземпляры себя плохо чувствуют! Не едут за границу в отпуск шоппиться, а болеют! Серьезно. Меня этот ролик мало удивил. Неприятно было его смотреть, да, но ничего такого нового и удивительного. Я такие вопли слышу не каждый день, но с регулярностью, которую все же хотелось бы снизить. У таких людей напрочь отсутствует осознание того, что они в этом мире не одни, они хотят исполнения своих требований здесь и сейчас, даже если кто-то другой тем временем умирает в буквальном смысле (некоторые это могут и вслух сказать).

...Collapse )

О непростых решениях
rilliyah
Одно из заключений, к которому я пришла - после определенного пожилого возраста и скопления болячек, нужно обязательно как-то задокументировать свою волю быть DNR (do not resuscitate) или хотя бы DNI (do not intubate) и известить об этом всех родственников. Это звучит страшно, и естественным образом никому не хочется думать о том, что с тобой будут делать, если ты начнешь умирать. Но когда эти решения должны принимать шокированные неожиданностью и убитые горем родные - это еще хуже.

Даже когда человек уже несколько лет не живет толком, не общается ни с кем, ничем не занимается, а просто существует в каком-нибудь доме престарелых. Даже если его состояние очень тяжелое, у него много болезней, приносящих ему мучения. Даже если человек уже давно находится в состоянии некоего овоща, который нужно время от времени переворачивать с места на место, мыть и кормить, в то время как тело его уже давно разлагается и загнивает с многочисленными пролежнями и едва теплящейся жизнью. Людям все равно очень трудно отделаться от ощущения, что они "убивают", если соглашаются, чтобы на данном этапе пациенту оказывали только "поддерживающее лечение". Даже после всех бесед с врачами о том, как тяжело состояние пациента, каков неутешителен прогноз, даже если он из этого выкарабкается... Испуганное затравленное сознание не понимает, как это - не спасать? Почему это морфий? Недавно у меня была долгая и тяжелая беседа с 70-летней бабушкой, которая должна была принять эти решения относительно своей матери - почти 100-летней бабушки с обширным мозговым кровоизлиянием, интубацией, искуственной вентиляцией, крупным пневмотораксом и огромной подкожной эмфиземой, свободным воздухом почти во всей брюшной полости. Ее сознание просто отказывалось понимать, как это не лечить сейчас? Почему не сделают операцию? Как это - только облегчать страдания? Как это - нет прогноза? Но ведь это мама... И мне было ее искренне жаль не менее, чем ее мать. Почему, за что ей сейчас принятие таких решений и такая ответственность? Эта бабушка должна няньчить внуков, заваривать чай и утепляться пледами, а не сидеть вот так в больнице, плакать и отказываться что-либо решать.

Так вот мы и получаем интубированных 90-100 летних бабушек и дедушек, за которых дышит машина. Обычно их даже не нужно усыплять седативными средствами, потому что они все равно ни на что не реагируют, и вообще не совсем понятно, сколько той жизни в человеке осталось, если почти все мы за него делаем искуственно. А сколько в таком состоянии человек протянет - одному Богу известно. Но эвтаназии в Израиле нет, поэтому снять с искуственной вентиляции потом уже нельзя. Иногда, не смотря на все эти героические усилия, смерть приходит все равно довольно быстро. А иногда это тянется еще долгими-долгими месяцами, и это ужасно... потому что каждый день можно наблюдать, как постепенно продолжает тело отказывать, как постепенно отключаются одна система за другой, как долго и мучительно становится хуже и хуже. Медленная и мучительная смерть - то, чего на протяжении тысячелетий больше всего боялись люди. В наше время мы можем быть причиной этого для своих же родных, ненароком, не специально, из лучших побуждений, из страха их потерять, из нежелания их отпустить.

До того, как я начала работать в больнице, предложения вроде "наверное, ему/ей уже просто пора" у меня вызывали внутреннюю бурю. Эмоционально все еще вызывают, но уже не такую яркую. Это у меня глубинное несогласие с концепцией, что если человек уже очень старый и очень больной, значит он уже отжил свое. И я не из тех, кто за только поддерживающее лечение для всякого терминального больного. Я верю, что иногда случаются чудеса, и некоторые я уже даже видела своими глазами; я верю в Бога и Божью волю для всех. Но, в то же время, сейчас я уже своими глазами вижу, что это такое, когда человеку и правда "пора". Что бы мы ни делали и как бы ни старались, иногда просто "пора" и он все равно движется только в этом направлении. Как-то раз, упаковывая умершего пациента в специальную сумку для перевозки в морг (да, и это тоже обязанность медсестер, увы), я поймала себя на мысли, что, честно говоря, это тело мало чем отличается от того, как человек был на протяжении всего последнего времени, до такой степени он уже был близок к этому. Хоть и официально он был жив, и довольно долго так пробыл. Но он по крайней мере не выглядел страдающим. А иногда... смерть - далеко не всегда худшее, что может случиться, как бы ужасно это ни звучало. Предложение банальное, но для меня это откровение, случившееся только после всего того увиденного и прочувствованного, что мне дает эта профессия. Для меня это переворот. И, наверное, шаг к более зрелому отношению к смерти. Но пока еще только шаг.

Жива, кратко отмечаюсь :)
rilliyah
Давно не писала. Нет ни времени, ни сил на ЖЖ. К тому же, за время учебы, из-за все той же острой нехватки времени, пропала привычка - очень редко сейчас читаю френдленту. Для этого надо сесть удобно за компом, а когда это делать? То ли дело пролистать фейсбук по диагонали с телефона, понаставив лайки... Ужос. Но не будем о грустном :)

У меня все хорошо. Скоро 5 месяцев в больнице. Экшен и новые впечатления уже просто из ушей лезут. Очень выматывает и физически, и эмоционально. Каждый день что-нибудь происходит, то хорошее и приятное, то плохое и травмирующее. То восторг и похвалы пациентов, то какие-нибудь страшные неожиданные события с расследованиями. Иногда один день может быть настолько полон контрастов, что отдел мозга, ответственный за управление чувствами, перегревается и закипает. Но на всем этом учусь тоже, несомненно. Может, мое становление как медсестры идет не так гладко и блестяще, как мне бы того хотелось... И вышеупомянутые события, и уже я умудрилась сделать парочку небольших ошибок, с вытекающими последствиями в виде повторного "присмотра" за мной как за новенькой и вызовом "на ковер" в управление больницы, но креплюсь духом, где наша не пропадала :)

Главное, что пока что, не смотря на, продолжаю получать удовольствие от работы. Очень надеюсь, что это надолго :)

Фото рабочего бардака с ночной смены, пока все разбежались по своим комнатам, просто чтобы пост не был совсем уж скучным :)
P.S. Обратите внимание на 3 портрета бывших главврачей отделения на стене. Это настоящий "ад перфекциониста". Регулярно бесполезно поправляю.


Тчк
Скоро на связи

Опупеть
smile-no-glasses
rilliyah
На сайте Службы Тыла есть инструкции о том, как вести себя во время сирены, на казахском!
Написанные, правда, без казахской раскладки, а просто русскими буквами, и оттого дико выглядящие... но сам факт!

ЗНМ в военное время
rilliyah
К нам в больницу сейчас привозят много раненных солдат. Основную часть развозят по больцам юга - в Барзилай и Сороку, но поскольку расстояния в нашей стране маленькие, и время доставки солдат из Газы в центр составляет около 12 минут, то 2 больницы в центре страны - Шиба и Бейлинсон - тоже были выбраны как больницы для оказания экстренной помощи. Я паркуюсь прямо рядом с посадочной вертолетной площадкой, поэтому в последнее время нередко приезжаю или уезжаю с работы под шум вертушки.

Солдаты... бедные. С ранениями разной степени тяжести, госпитализированы в разных отделениях, в основном таких как реанимация, травмохирургия, ортопедия, нейрохирургия, реабилитационные отделения. Травмы, переломы, оторванные конечности, море боли... Но зато какими толпами валят люди, желающие посетить раненных, выразить им свою благодарность и поддержку - это просто уму непостижимо. Израильский народ очень любит своих сыновей, миллионы искренне переживают за каждого из них, и это потрясающе, это то, чем можно и нужно гордиться. Надо находиться в больнице, чтобы понять масштаб нашествия народной любви :) Этажи, на которых располагаются отделения, в которых лежат солдаты, переполнены целый день. Люди приходят компаниями - большими и маленькими, пожилые, молодежь и дети, с музыкальными инструментами, с песнями и плясками, с букетами цветов. И много-много сладостей, сумасшедшее количество тортов, пирогов, печений, всевозможные пекарные изощрения, причем как минимум половина всего - приготовлено дома, своими руками. Поток сладостей не прекращается и количество уже давно перешло все разумные пределы :) Отделения с солдатами давно уже перестали справляться и начали сплавлять половину подношений в соседние отделения (типа нас), но в последние дни уже и соседние отделения тоже не осиливают это буйство теста и сахара, хотя вкусно очень :)

Для израильтян - небольшой трогательный ролик об одном из солдат, который, только-только начав оклемываться от тяжелого ранения, больше всего на свете хотел попасть на похороны своего товарища, чтобы проводить его в последний путь.



Не обходится, правда, и без инцидентов, особенно в свете того, что у нас много медперсонала арабского происхождения, многие из которых не идентифицируются с государством Израиль, в котором живут, работают и процветают. Недавно уволили медбрата, который написал в фейсбуке статус, в котором назвад всех солдат Армии Обороны Израиля военными преступниками. В маленькой группе в Whatsapp'е, в которой тусуются мои коллеги по отделению, тоже случился небольшой конфликт на фоне израильско-палестинского конфликта, за что все получили по голове от старшей. У меня смешанные чувства по поводу этого всего. С одной стороны, жалко наших арабов. Многие из них никак не ассоциируют себя с властью ХАМАСа и, вероятно, не поддерживают, но в военное время быстро забывается то, что они также десятилетиями работают в больнице и помогают лечить еврейских бабушек и дедушек. И так же вместе со всеми бегут в бомбоубежище, когда начинает выть сирена. Обостряется разделение - "мы" и "они", арабы. Грустно. И увольнять человека за его позицию и несогласие с политикой страны тоже вообще-то дискриминация. С другой стороны, в медицинском контексте мне это кажется довольно оправданным. Сегодня он ненавидит солдат, а завтра будет отвечать за лечение и выздоровление одного из них. Невозможно знать, насколько далеко готов зайти человек, особенно если в сердце его пылает ненависть.

Профессионализм сейчас испытывается всюду и всеми. Все те же размышления. Подруга работает в детском отделении, в котором лечат много палестинских детей с тяжелыми болезнями. Родители некоторых из них даже не пытаются скрывать радость, когда в новостях передают о новых гибелях израильских солдат. Израильтяне лечат тех, кто считает их своими врагами и желает их смерти, иногда неприкрыто. Лечат их детей, чтобы вернуть их домой, чтобы родители продолжали выращивать эти посевы ненависти к израильскому народу, чтобы вырастали подобные им. Даже тем, кто всю жизнь придерживались "левых" позиций, сейчас так работать дается нелегко. Нам постоянно напоминают, что мы - медики, совсем другие, что наши профессии основываются на гуманизме, а на работе - мы только на работе, а все свои мнения мы обязаны оставлять дома, не приносить их на работу, не делиться с коллегами, не постить статусы в фейсбуке. Это требование, не просьба и не рекомендация. Оставьте все свои мысли и чувства дома.

На границе с Газой открыли военно-полевой госпиталь для оказания помощи палестинскому населению. Возможности для оказания помощи там самые продвинутые, по словам очевидцев. И операционная, и врачи-специалисты с громкими именами, и самая разная техника, включая СТ, MRI, трехмерные УЗИ и проч. Правда, ХАМАС устраивает минометные обстрелы и этого госпиталя тоже, но это снова другой разговор. А медперсонал в этот госпиталь просто призвали. Не спрашивали, кто хочет и готов, а у кого дети сейчас воюют в армии (из нашей больницы есть и такие, и их отправили). Потому что ты медик, ты особый, ты должен уметь оставлять свои мысли и чувства дома. Вот только этот навык не включен в программу обучения ни врачей, ни медсестер, ни всевозможных техников. А люди работают, справляются. Кто-то лучше, кто-то хуже, но все своими силами. Мы очень-очень сильный и действительно гуманный народ, который ценит Жизнь. Этому трудно научиться, это просто есть в душах, не смотря ни на что.

ЗНМ промежуточный
smile-no-glasses
rilliyah
Работаю уже чуть больше 2 месяцев, продолжаю бултыхаться в глубокой воде. Плавать пока еще не научилась, но уже почти что держусь на воде, хотя все равно регулярно захлебываюсь. Уже какое-то время получаю полноценное количество пациентов, причем комнаты напротив сестринского поста (то есть, более напряжные), сложных пациентов, со всякими проблемами, мониторингами, пациентов на искуственной вентиляции, пациентов со всякими страшными лекарствами и процедурами. Политика партии в отделении - пилите, Шура, пилите! :)

Очень многие смены проходят в такой адской беготне, что с начала смены и до самого конца у меня реально нет возможности ни присесть на 5 минут, ни глоток воды сделать, про перекусить я вообще молчу, даже на ходу не получается, потому что для этого нужно сначала зайти на кухню чтобы хоть что-то в руки взять, а в сторону кухни я тоже не хожу, потому что нет ни минуточки для этого. Мочевой пузырь растягивается до новых размеров, потому что туалет вообще только в переодевалке в закутке, пойти в туалет это еще больше времени потратить, чем дойти до кухни :) Спасают только все те же голод и обезвоживание :)) Иногда добрые коллеги стараются помочь, когда у них есть возможность, и за это я им очень благодарна. Но иногда это такое сумашествие, что даже со всей помощью на свете, все равно невозможно успеть выполнить нормально весь объем работы за одну смену. Какой-то кошмар.

Устаю как не знаю кто, после некоторых смен чувствую себя просто порванной на куски, уже получила на одну свою ошибку письмо в соответствующие инстанции, иногда почти конфликтую с кое-кем из начальства, а иногда настолько со всех сторон одновременно все наваливается, до слез, что думаю, что свихнусь. И при этом все равно умудряюсь получать удовольствие от работы. Я сейчас настолько чувствую, что я на своем месте, что это просто потрясающе. И благодарные пациенты очень в этом укрепляют, очень. Когда видишь, что сумел в настолько трудный и неприятный для человека момент как-то поддержать, сделать пребывание в больнице чуть более приятным, дал человеку почувствовать заботу, настолько что люди потом разговаривают и вспоминают о тебе дома, или пишут благодарственные письма отделению, и ты был частью этого - это безумно приятно, хорошо и правильно, и не с чем сравнить. Поэтому я жалуюсь, плачу и колюсь, но продолжаю с любовью жрать кактус :)

ЗНМ блого-сегодняшнее
rilliyah
2 часа ночи. В аэропорту какая-то экстренная посадка самолета. Наш приемный покой приведен в состояние готовности. Если понадобится, то я отправлюсь в приемный покой помогать в потенциальном апокалипсисе. Что, где, когда? Непонятно. В новостях тишина. Солдаты? Раненные? Пассажирский самолет? Теракт? В свете ситуации в стране, все возможно. Про своих пациентов рассказала другой медсестре, сидим наготове, напрягаемся от звука телефонного звонка. Переписываемся каждый со своими знакомыми, кто в армии в "горячих точках", все ли в порядке, что происходит.
Обошлось, слава Богу. Постфактум узнаем, что самолет был рейсовым в Нью-Йорк, большой боинг 747 с 391 пассажиром на борту, из-за неполадки с шасси не могли приземлиться и полтора часа кружили над морем, чтобы выработать топливо. Как хорошо, что в итоге приземлились благополучно. Не хочу даже думать, что могло бы быть. 391 пассажир!

---
4 часа утра. Две медсестры обсуждают, как им мешает, что арабская часть мед.персонала друг с другом постоянно разговаривает на арабском в присутствии других, включая явные обсуждения военной ситуации. О, вот и по русским прошлись. Да, чего там, накручивайте себя, в нынешней обстановке это только то, чего не хватает - еще накрутить друг друга покрепче, чтобы точно нервы и раздражение на пределе были, мало недавнего конфликта в рабочем чате, в результате которого половина коллег арабского происхождения вообще покинула группу. А работать потом как друг с другом?

---
6 часов утра. Сирена? Какая сирена? Я тут строго в середине процесса приготовления лекарства, которое мне вообще из реанимации прислали, я ради этого лекарства тут пациента, с которым всю ночь возилась, под утро из конца отделения в комнату напротив сетринской станции перетаскивала, постоянный мониторинг ему тут устроила. Я не могу это бросить сейчас, потом все пропало! И вообще уже 6 утра, а я еще остальным пациентам не успела все замеры сделать, и отчеты не написала, а скоро уже надо передавать смену. Аааа! Где вы вообще слышите эту сирену? У меня тут в комнате с лекарствами ее нет. Да и защищенного пространства у нас в отделении тоже нет, кого мы обманываем.

ЗНМ о профессионализме
smile-no-glasses
rilliyah
Новая ты медсестра или не новая, а профессионализм твой испытывается каждый день с первого же дня. Не знания, а способность сохранять спокойствие, сохранять чувствительность, способность оставить свое мнение и свое видение глубоко внутри и продолжать оказывать лучшую помощь, какую можешь, лучшие услуги какие можешь предоставить.

Хамство со стороны пациентов и их семей - это самый простой и будничный пример. Это не нормально, но это норма. Причем, чаще хамят тебе не за то, что ты что-то сделал или не сделал, а просто потому что люди раздражены чем-то, к чему ты вообще отношения не имеешь. Вообще, у меня такое ощущение, что с того момента как я поменяла форму со студенческой на рабочую медсестринскую, хамить мне сразу стали в разы больше. Не совсем понимаю, почему именно, ведь я осталась такой же какой была и делаю все также как и раньше. Но предполагаю, что теперь, когда я уже полноценный работник, то у людей в голове я уже представляю собой маленькую, но все же часть этого большого больничного механизма, этой системы здравоохранения и всего, что людям в ней не нравится. Вот и изливают свое раздражение и агрессию. А ты ничего сделать не можешь, когда злость кипит, объяснения все равно никто не слушает. Вот и остается только принимать и внутренне оправдывать и жалеть людей, чтобы не злиться в ответ. А не злиться и не раздражаться в ответ тоже не так-то просто, особенно ввиду культурного груза и воспитания в среде, в которой орать, размахивать руками и оскорблять друг друга с переходом на личности было непринято. Но приходится.

Или вот плотная работа в колективе с множеством людей, где все постоянно друг от друга зависят. Я раньше не работала в таких коллективах, для меня это ново. Кто-нибудь пришел без настроения или раздраженный чем-то своим - это немедленно отражается на всех, с кем он работает. Кто-то что-то не сделал в смену перед тобой, или сделал не так - все, пипец, разгребай последствия и пытайся все исправить. Причем, не важно кто прав, а кто виноват, невозможно оставить проблему виновнику, потому что в конечном счете речь идет о пациенте на твоей смене и надо сделать все что в твоих силах, чтобы он получил необходимое лечение / консультацию / прошел проверку и т.д. Каждый член персонала и каждое действие - важное звено в цепочке. И твои ошибки тоже потом по цепочке решают за тебя. Ответственность всюду и перед всеми.

Или вот пример, характерный для израильских реалий. У нас в отделении уже месяц госпитализированы несколько палестинских заключенных, подозреваемых в террористической деятельности, которые устроили голодную забастовку. Собственно, именно из-за голодной забастовки они и были госпитализированы в больнице, для медицинского наблюдения. Голодовка у них довольно умная - они пьют воду, едят сахар и соль, каждый точно в том количестве которое ему нужно, чтобы не создать совсем крайнюю ситуацию гипогликемии или обезвоживания. Благодаря этим методам, они сумели продержаться 2 месяца, пока власти все же не заключили с ними какое-то соглашение. Но суть не в этом. Суть в том, что пока они госпитализированы в твоем отделении - они твои пациенты, и ты должен оказывать им услуги, ничем не хуже чем то, что ты делаешь для всех других пациентов. Оставаться профессионалом своего дела. Не придавать значения тому, что они занимают комнаты, в то время как в других отделениях твоих сограждан, бабушек и дедушек с вытатуированными в концлагерях номерами на руках кладут в коридорах из-за нехватки мест. Не обращать внимание на то, во что эти люди верят и чего они хотят. Потому что когда начинаешь думать о том, что они хотят, чтобы ни тебя, ни твоей семьи, ни твоего дома здесь не было, причем любой кровавой ценой... становится не так просто. А нельзя. Потому что это твой професисональный долг и обязанность. Персонал старается справляться, но я вижу и чувствую, что совсем это не так тривиально, как кажется со стороны. Все равно все остаются людьми, со своими эмоциями, переживаниями, жизнями, уверованиями. А уж когда на фоне всего еще и новостями о трех похищенных террористами 16-летних детях "подогревают" и без того непрекращающуюся внутреннюю борьбу... Не просто совсем. Но - собираешься, подходишь к пациенту с улыбкой, желаешь доброго утра, меряешь давление на прикованной наручниками к кровати руке (стараясь сохранять хотя бы некоторое относительно безопасное расстояние от его свободной руки "на всякий случай" и краем глаза следя чтобы сопровождающий тебя надсмотрщик не выходил так часто из комнаты и не оставлял наедине с тремя заключенными). Делаешь проверки. Объясняешь, инструктируешь. Отслеживаешь состояние. Потому что это все равно твои пациенты, а ты должна быть профессионалом, 20 ли лет ты работаешь, или 2 недели.

Смирение, смирение, смирение. Это явно один из "китов" этой профессии.

Записки начинающей медсестры (ЗНМ)
smile-no-glasses
rilliyah
Уже месяц и неделя на новом рабочем месте.
Интересно. Отделение внутренних болезней - это такое отделение, в котором есть все. Фактически любой пациент, если только у него не что-то остро-хирургическое, может оказаться у нас. Очень разнообразно. Атмосфера в отделении хорошая, все стараются друг с другом дружить и помогать. Не всегда получается, но явно стараются, а это уже успех :) Меня вроде тоже все приняли хорошо, отчужденности не чувствую.

Тяжело! Довольно быстро разрушились мои иллюзии о том, что сейчас после такой отличной и успешной учебы, да еще и стажа в таком трудном отделении, я кааак приду в новое, и каааак стану там резко супер-медсестрой с крыльями. Ага. Не тут-то было. Реальность все равно сильно отличается от всей учебы и всех представлений о том, как оно будет. Больше обязанностей, больше тонкостей, намного больше решений от самых мизерных и незначительных, до более серьезных и имеющих клиническое значение, которые надо принимать на каждом шагу. Куча ответственности - с каждым действием, каждым указанием, каждой подписью. Да и то, как все устроено внутри отделения, все равно прилично отличается между разными отделениями даже одной и той же направленности.

Ношусь целый день как угорелая с выпученными глазами. Если это утренняя смена, то в выпученных глазах также можно прочитать паническое "АААА! Я НИЧЕГО НЕ УСПЕВАЮ! ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!", а также увидеть меня выходящей с работы на час позже окончания смены. Из-за этого полюбила вечерние и ночные смены, там я хоть что-то успеваю. Я требовательная к себе и уже через две недели меня начало раздражать то, что я по-прежнему чувствую себя полным идиотом и ничего-не-знаю-ничего-не-умею, но, как оказалось, в моем новом отделении требования к новеньким не менее жесткие, чем те, что я сама себе выдвигаю. И политика обучения ближе к бросанию в глубокие воды - либо потонет, либо выплывет. Тонуть не хочется, поэтому сражаюсь :) Быстро начала получать пациентов самостоятельно. Понаделала ошибок без присмотра. Давление, давление, давление со всех сторон - начальство, "вводящая" медсестра, пациенты, семьи, врачи. Всем что-то надо, причем сейчас и немедленно, ведь на лбу у меня не написано, что я тут вообще пару недель и еще даже не знаю где что лежит (в поисках чего-то примитивного надолго зависаю перед шкафом с оборудованием - ни дать, ни взять ценитель искусства в галерее). Времени нет даже глянуть на экран телефона, я только время от времени слышу что он вибрирует в кармане, а кто мне там звонит или шлет сообщения - начинаю разгребать только после окончания смены. Беготня непрекращаюся. Напряг. И так каждый день.

Выхожу с работы измученная морально и физически. Делаю около 10 тыс.шагов за смену, спасибо встроенному педометру. Но пока еще готова сражаться за то, чтобы не потонуть :) Уже хотели меня выпереть в полностью самостоятельное плавание, я долго ныла и объясняла, что вообще не чувствую себя готовой, но, видимо, через недельку уже все. К нытью мне нечего нового добавить, все уже сказано. Придется грести еще усерднее :) Не знаю, в целом меня ужасает эта мысль, но посмотрим как будет. Выбора особо нет все равно :)

А фотка - сделана в самый первый рабочий день. Начало пути. Потом времени фоткаться не было :)


Йеее
smile-no-glasses
rilliyah
Вчера на ночь глядя (реально, часов в 22) Минздрав таки опубликовал наши оценки.
Я сдала гос.экзамен на 92.
Вухууууу!

Сегодня была в больнице, повидалась с друзьями, которые еще и неожиданный подарок мне сделали на память за "всю мою помощь", ужасно приятно. Досдала все документы, сделала магнитную карточку, получила какую-то отвратительную форму, которую придется сдавать и менять каждый день в течение месяца, и только через месяц мне дадут нормальные личные комплекты пижам.

Готов к труду и обороне!
Начало труда назначено на воскресенье :)

Окончание эпохи - I Survived Nursing School
rilliyah
Сегодня было уже 3 недели с момента, как я "отстрелялась", сдав гос.экзамен на получение лицензии, к которому так долго и мучительно готовилась, а я все еще никак не зафиксировала это событие. Ну а поскольку ЖЖ у меня в последние годы стал скорее летописью, надо бы зафиксировать :) Экзамен прошел нормально, результаты будут еще недели через 2-3, но я уверена, что экзамен прошла, а точный результат уже интересен только для эго, поэтому менее критичен :)

Даже спустя 3 недели, все еще слабо верится, что учеба окончена. Что можно без чувства вины смотреть фильмы, делать уборку или ехать в машине без наушников с лекциями, засыпать не от того, что выдохся напрочь и нет ни моральных, ни физических сил ни на что. Странно разговаривать с людьми не об учебе, не о больницах, не о болезнях и пациентах. Странно вообще, что есть какой-то внешний мир без больниц, болезней и пациентов! Он точно существовал где-то эти 2 года? Странно, что нет никакого давящего экзамена впереди. За 2 года почти еженедельных беспрерывных экзаменов, презентаций и прочих проектов, один другого хуже, мозг уже как-то даже привык к режиму "не огорчайся, дальше - хуже". Как этот режим отключается? :)

Вообще, было адски тяжело. И я это говорю всем, кто у меня спрашивает, насколько трудно учиться на этой программе. Особенно это тяжело в нашей школе, там делают все возможное, чтобы студенты считали чудом то, что они выжили. И мы считаем. Иногда сами не понимаем, как вообще все это вынесли. Последние полгода были вообще сущим кошмаром, с этими экзаменами, стажем, матконетом, ломающейся психикой всех окружающих, драмами на каждом шагу и в жизнях. И мне было ужасно трудно. И это при том, что я молодая, бодрая, довольно неглупая, пока бездетная, с хорошим английском, с нормальным ивритом и получившая ранее степень в израильском университете... Да, я даже сумела этот кошмар закончить с отличием, но блин, ужасно, ужасно трудно! Выполнимо, но все время навязывается вопрос, а кому именно нужны такие жертвы? Да, из нас сделали аццких бойцов сестринского спецназа (или ниндзя! аватар, сделанный мужем в фейсбуке вышел пророческим), но было ли это необходимо для того чтобы стать просто хорошими медбратьями и медсестрами? (которыми все равно еще только предстоит стать)

Как бы там ни было, ЭТО закончилось. И закончилось хорошо и благополучно. Спасибо мужу, который старался понимать и поддерживать, и частенько возвращал в реальность из этого сумасшедшего мира, без него я бы точно с катушек съехала.

За время учебы я:
- обрела новых хороших друзей,
- опробовала новые вершины отчаяния и испытала внутренние резервы в очень трудных ситуациях,
- не желая того, устроила непростое испытание своему браку,
- узнала что я в состоянии сидеть на пятой точке ровно и учиться по 12-14 часов ежедневно без всякого риталина, на котором сидело около 70% студентов,
- узнала, что в "режиме медсестры" я могу быть потрясающе невозмутимой, необидчивой и дипломатичной,
- психика моя оказалась даже крепче и нормальнее, чем я ожидала,
- убедилась, что мне не показалось, и что мне эта работа очень нравится, не смотря на то, какими тяжелыми морально и физически являются обычные будние дни.

Теперь - смотрим в будущее, в начало новой эпохи.
Меньше, чем через месяц я начну работать уже официально дипломированной медсестрой в крупной государственной больнице, в одном из полюбившихся мне отделений.

Немного страшно. Уже не побежишь в каждой проблемной ситуации к инструктору-спасительнице. Уже не по 3 пациента, а значительно больше. Да и вообще... Нам столько вдалбливали, как это важно не работать на автомате, постоянно критически мыслить, все время продолжать учиться, насколько это вообще воплотимо? Получится ли у меня стать такой медсестрой, какой я хочу, вопреки обстоятельствам? Хочется верить, что да, примеры перед глазами есть, а дальше время покажет. Буду стараться, обещаю :)

Вопрос к френдам-израильтянам
smile-no-glasses
rilliyah
Надо выбрать керен пенсия.
Больница предлагает 20+ наименований и фирм. Выбирай - не хочу.
А что выбрать-то?
Пыталась искать в интернете, но тут явно за несколько часов и без поллитра не разберешься.
Где-то советуют сравнивать условия, где-то говорят что условия в принципе одинаковые... А времени на это нет - через 4 дня экзамен на лицензию, потом гость из-за границы приезжает, потом я сама уезжаю... А бумажки уже сейчас надо заполнить и сдать.

(на предыдущем рабочем месте была Мигдаль-Макефет, но там такая мизерная сумма накопилась, что это вообще не важно)

Помогите, люди добрые.
Любой совет, даже из разряда "сорока на хвосте принесла" будет принят с благодарностью, ибо я сейчас реально чувствую, что тону в море непонятной информации и вообще ни в зуб ногой.

Финишная прямая
rilliyah

Стаж окончен.

Причем, с офигительной оценкой 99. Со своей потрясающе умной инструкторшей, до которой большей части обитателей нашей несколькосоттысячной больнички скакать и скакать, и со странным количеством моего протормаживания и тупления во время стажа, каковое мне было несвойственно ранее, я, честно говоря, не ожидала. Но приятно.

Во время стажа убедилась, что настоящая работа медсестры, по крайней мере в таком отделении, это даже еще сложнее и насыщеннее, чем я думала. Думала я и так с огромным почтением и трепетом, но все оказалось еще круче. Убедилась, что по-прежнему хочу работать в пнимит (в глубине души слегка опасалась, стажировка покажет что к чему, и мне захочется все побросать и убежать оттуда), и это тоже хорошо. Даже любовь к приемному покою немного уменьшилась в сравнении и отошла на второе место.

Долго колебалась, в какую пнимит идти работать после окончания учебы, в итоге выбрала ту, в которой делала первую практику ("хей"). Надеюсь, не ошиблась и не пожалею. Начинаю в конце мая. Отделение, в котором стажировалась ("алеф") тоже рассматривалось всерьез, особенно в свете всех тех положительных изменений, которые там начались и набирают обороты (два новых классных зама, больше медсестер на смены, постепенное избавление от некоторых нежелательных элементов). Но пока что выбор пал на хей. Посмотрим.

Кстати, удивительное насчет отделений внутренних болезней в нашей больничке. Read more...Collapse )

Сдала "матконет". Как мы к нему готовились за ту несчастную неделю, что нам выделили - это жесть. Выжимали все что могли из времени суток, по 12-14 часов сидели зарывшись в бумаги и книги каждый день. В каком диком напряжении все студенты были, сколько опять эпизодов нервных срывов и слез, страхов и переживаний. Сдала в итоге тоже с хорошей оценкой (88), но это, блин, не показатель вообще ничего. Вопреки обещаниям, это все же не было полной симуляцией гос.экзамена. Мы получили по 98 вопросов в 2 частях как на госе, но вопросы шли вперемешку - около 70% внутренние вопросы нашей школы, и только около 30% вопросы с прошлых гос.экзаменов, да и те в точно том же виде, в каком они появлялись на гос.экзаменах. Так что диагностика сомнительная.

Зато - все экзамены сданы и все закрыто! Мы выжили! :)
Больше никаких долгов, экзаменов, неожиданных подстав, головомороки со школой!
Место будущей работы и дата начала тоже уже определены и период сомнений и решений уже позади.
Как-то стало морально легче, даже не смотря на приближение часа Х :)

Через месяц - час Х, то бишь экзамен на лицензию. Долгая поездка в Иерусалим, 5-часовой экзамен, долгое возвращение по пробкам обратно, мучительное ожидание результатов... Бог даст, он тоже пройдет успешно и тем самым благополучно закроет еще один этап в жизни.
А пока - ровно месяц активной многочасовой ежедневной подготовки. Главное не сойти с ума :)

Стаж
rilliyah
Еще несколько дней - и стаж закончится.
Вставать в 5 с копейками, торчать в больнице с 7 до 19 - это уже такие мелочи, уже привыкла.
Сегодня купили для М. подарок.
Сокурсники мои говорят, что уже устали от отделения, и я их даже понимаю. Оно и впрямь немножко слишком активное и экшеновое, регулярно по 50+ пациентов и забитые "коридорные" места, у нас почти не бывает "спокойных" дней на стаже, все время какие-нибудь драматические процессы происходят. То кто-нибудь впадает в шок, то кто-нибудь начинает задыхаться и орать, то чей-нибудь пациент решает что сегодняшний день должен ознаменоваться вытаскиванием всех возможных трубок изо всех мест, то у кого-нибудь большой эпилептический припадок случается. Не скучно - это точно. Но через какое-то время начинает утомлять, хочется и спокойных дней тоже, а они слишком редки.
И я понимаю, почему ребята говорят, что устали. Но мне как-то грустно этот стаж заканчивать. Не хочется с М. расставаться. Я всегда привязываюсь, но к ней вообще прикипела. И хотя по ряду причин уже решила о другом отделении, где начинать работать, все равно регулярно себя ловлю на мысли "а может остаться тут" только из-за нее. Эх.

Будние драмы нашей школы
smile-no-glasses
rilliyah
А паренек-араб, которого выгнали с учебы в середине стажа, между тем, написал письмо депутату Кнессета о том, что его прессовали, третировали и дискриминировали по национальному признаку и выгнали тоже за это. Депутат Кнессета уже откликнулся, связался с адвокатами и с нашей школой, и теперь, видимо, будет шумное разбирательство.
Думаю, инструкторша, которая его так жестко выставила со стажировки в гериатрии, теперь уже будет не рада.

С одной стороны, это правильно. Потому что если человек "не подходит профессии", то, уж простите, но это должно быть заметно гораздо раньше, чем за 2 месяца до получения лицензии и некрасиво так по-свински поступать с людьми, которые угробили 2 года своей жизни.

С другой стороны, наверняка, извлеченный урок явно будет совсем не этим. Как всегда. Вместо этого, после этой истории некоторые клинические инструкторы будут стрематься лишний связываться с некоторыми представителя нац.меньшинств, даже когда это делать необходимо.

Специфика профессии
smile-no-glasses
rilliyah
У меня все еще сложные и незрелые отношения со смертью. И в этой профессии с этим надо что-то делать, тем более что я собираюсь идти работать в терапию.
Есть у меня какое-то глубокое внутреннее несогласие с самим фактом того, что все живут и умирают.

Все когда-нибудь умрут.
Также, как есть рождения, есть и смерть.
Естественный цикл жизни.
Человек прожил долгую и достойную жизнь, все дети-внуки-правнуки попрощались.
Она ушла очень мирно, перед этим дав последний хороший бой болезни.
Сегодня утром не стало... Сегодня должны были начать химиотерапию.
Человек мучался и сам выбрал умереть.
То, как он мучался в последнее время - уж лучше бы сразу умер.
Пациент сам попросил облегчить его страдания и отпустить.
Семья отказалась от экстренных мер, чтобы пациент не страдал.
Когда умирают старики - это естественно, а вот когда молодые...

Чего только не приходится услышать. Медперсонал развивает какие-то защитные механизмы, и они вполне логичные. Да, очень часто лучше, чтобы человек не мучался и отпустить, потому что продление жизни в больнице, без сознания, на аппаратах и постепенный долгий отказ всего организма и всех систем по очереди это еще хуже. Да, когда умирают старые люди - это, наверное, часть естественного процесса и цикла жизни, никто ведь не вечен. Да, это может собственным желанием и правом пациента.

Но у меня пока все эти вещи не работают. Умом я все это понимаю, а вот сердцем... В душе все равно как-то по-детски хочется, чтобы все всегда жили счастливо, чтобы никто не болел - ни молодые, ни их бабушки и дедушки, ни прабабушки и прадедушки, чтобы никто не терял родных, чтобы никто не страдал, чтобы никто не умирал. И когда я вижу, что жизнь устроена иначе - в том же детском наивном уголке души поднимается несогласие. Глухое и непродуктивное, а что с ним поделать?

На функционировании это не сказывается, а если и сказывается, то наверное, только в лучшую сторону. Убеждаю себя мантрами: дать человеку достойно и мирно уйти - это тоже важная часть моей работы. Сделать для семьи пациента этот ужасный болезненный процесс насколько мне доступно спокойным и менее травматичным - тоже очень важная часть моей работы. Для меня это еще один день в отделении, а для них - день, когда переворачивается весь мир, и этот день навсегда останется в их памяти.
И по реакции людей, я вижу, что это действительно важно. И если в таком горе, когда я заканчиваю смену и прощаюсь, люди находят силы вытереть слезы, обнять, поблагодарить за все, улыбнуться и от души пожелать удачи в работе и профессии, то я чувствую, что даже ради этого дня и этих не знакомых мне людей, стоило так учиться, стоило здесь оказаться, и день прожит не зря, и все что я делаю - не зря... Все это есть. Но все равно так и остается глухое внутреннее несогласие. Пройдет ли оно когда-нибудь?

Стажировка плавно подходит к концу / Role model
rilliyah
Прошло уже 6 недель стажировки, осталось всего 3.
Мне нравится, хотя по-прежнему тяжело 4-5 дней с 7 до 16 носиться. Убедилась, что начать работать хочу с отделения общей терапии.
Учусь - неведомое количество информации и знаний каждый день. Все, все вновинку! Как будто и не было этих 2 лет напряженной учебы в одной из лучших школ страны. Ни на одной из практик у меня еще не было такого ощущения. И я знаю, почему. В этот раз мне безумно повезло с медсестрой-инструктором.

Я люблю свою инструкторшу. Вернее, не так. Я ее обожаю и восхищаюсь каждый день. Только ради нее стоило попасть на стаж в это отделение! Такой работоспособной, эффективной и умной медсестры мне еще не доводилось встречать, и, боюсь, вряд ли еще встретится кто-то подобный на пути, слишком уже высока планка. Конечно, невозможно знать все, но впечатление складывается именно такое - что она знает ВСЕ, что хоть как-то касается внутренних болезней и хотя бы раз проходило через нее за 10 лет ее работы в пнимите. Это кладезь, просто кладезь знаний.

Хочу быть как она. Иногда мне кажется, что, может быть, если действительно с интересом и жаждой знаний работать 10 лет в таком активном отделении, и каждый раз ковырять литературу и читать все про болезни, процедуры с которыми приходится сталкиваться, то может быть когда-нибудь я стану похожа на нее? Но потом она снова скажет или спросит что-нибудь... например, в контексте возможных побочных эффектов какого-то лекарства у пациента: "Ну, подумайте, почему и что может быть?.. Подсказка: какая валентность у железа?" или "Что проходит в Capsula Interna, почему у пациентки экстрапирамидальные симптомы?" и тут-то я и понимаю, что нет, такой как она мне не быть. Потому что одно дело читать и запоминать все что творится в практике, это уже очень круто и далеко не всем доступно. Но если это я могу хотя бы стремиться делать, то вот закрывать мои дыры в знаниях химии и биохимии, или учить анатомию глубже того, что преподают в школе для медсестер, уже никто не будет.

Думаю, М. останется моим недостижимым идеалом. Но я очень рада, что попала к ней на стаж и с ней вижу работу медсестры совсем другого уровня.
Осталось 3 недели стажа. Вообще ничего. А я еще столько не узнала и не запомнила! Как хотелось бы под ее руководством поучиться хотя бы с годик...

Стажировка - 2 недели
rilliyah
А между тем, я уже 2 недели стажируюсь в отделении внутренних болезней №1 (пнимит алеф) в нашей больничке. Впервые в одной группе с лучшей подругой с учебы, впервые вообще группа сформирована из моих друзей, а не просто случайных сокурсников, что очень улучшает получаемые от стажировки эмоции :)

К статусу "стажеров" все еще не привыкли и не отзываемся :) Бегаем с выпученными глазами, в напряжении, в страхе перепутать лекарства между пациентами или записать что-нибудь в компьютере не тому пациенту. Как медсестры приобретают способность не путаться между 10-15 пациентами?! За смену с 7:00 до 15:30 еле-еле удается посидеть на попе ровно около получаса в общей сложности (и то, параллельно захомячивая бутерброд и читая анамнезы), все остальное время на ногах. Ноги, понятное дело, после смены, гудят и отваливаются. Выползаем вымотанные и убитые, но при этом довольные. Разновидность мазохизма :)

Об отделении была наслышана не самым лучшим образом, поэтому шла с некоторой опаской. Но, должна сказать, пока что мне нравится. Все организованно, все разложено по полочкам, все роли, задачи и ответственности четко распределены между всеми членами персонала. Очень многое и очень многие действительно работают по правилам и следуют инструкциям. Больше всего моя инструктор, но не только. После многих других отделений, где мне довелось практиковаться во время учебы, я была удивлена, что кто-то все же следует этим инструкциям, и что работа отделения может быть такой организованной. И, черт побери, я поняла, что зануде и отличнице типа меня эта организованность и правильность очень подходит! Ведь все правила и инструкции созданы не на пустом месте, и хотя некоторые элементы иногда кажутся абсурдными, по большому счету они созданы чтобы улучшать качество нашей работы и лечение, которое получают пациенты. И коммуникации между персоналом будут гораздо проще и эффективнее, если весь персонал будет следовать правилам.
У меня возникло смутное ощущение, что часть нелестных отзывов, которые я слышала об отделении, были созданы именно таким типом работников, которые плохо знакомы с инструкциями, которые ищут где бы сократить путь, где бы сделать попроще и напрячься поменьше. Таких тоже в нашей профессии немало, к сожалению. И понятно, что если они попадают в рабочую среду, где за этим следят и гоняют, то из такого места они бегут. Обсирая на ходу.
Хотя, может есть что-то еще... Впереди еще 2 месяца, наверное, будет еще время выяснить.

Моя инструкторша на стаже - это отдельная тема, которая заслуживает отдельного поста. Это такой МОЗГ, который содержит столько знаний и столько глубокого понимания физиологических, биологических и химических процессов, что мне регулярно приходится после клинических обсуждений с ней подбирать челюсть с пола. Бешеное количество знаний, гораздо более глубоких чем я обычно вижу у медбратьев и медсестер (даже крутых), бешеная способность интеграции огромного количества информации и ее применение. И в отделении заметно, что все ее очень уважают, с ее мнением все считаются. Очень challenging, она развивает во мне клиническое мышление гораздо лучше чем все другие учителя и инструкторы, с которыми доводилось сталкиваться. Иногда прямо кажется что она растягивает мою коробочку с мозгом в стороны, чтобы уместить туда еще больше :) И я получаю от этого всего дикое удовольствие, и чувствую что в ближайшие два месяца с ней надо только и делать, что впитывать-впитывать-и-впитывать насколько можно больше. В общем, с инструкторшей очень повезло, не представляю себе кого-либо лучше для меня на этом заключительном этапе учебы. А все остальное на стаже, даже если неидеально - с ней будет преодолимо :)

Больничный интернет - лучшее средство от ЖЖ-склок
smile-no-glasses
rilliyah
В ЖЖ я в последнее время выбираюсь крайне редко, и если это и происходит, то обычно во время ночной смены из больницы. А у нашего больничного вайфая странная политика относительно ЖЖ - он его прекрасно открывает, но не дает постить посты или комменты, вообще никак и никуда.

Вот и получается "чукча не писатель, чукча читатель".
Временами очень обломно, особенно когда хочется написать похвалу или что-то поддерживающее.
С другой стороны, это спасает от участия в некоторых ЖЖ-склоках, где (как всегда) все кругом не правы :) Оно и к лучшему, наверное.

Раздали бланки записи на гос.экзамен на лицензию
rilliyah
Все становится реальнее... )

Бегущей строкой
rilliyah
Последняя практика давно закончилась (ну, почти... еще надо пройти курс подготовки к родам), а у меня все времени нет записать. И не будет в ближайшее время, так что пишу на ходу, как есть.

Убедилась, что акушерство - это все-таки не мое, хотя в родильной палате было классно. Самая классная смена за всю гинеко-акушерскую практику. Попала на отличную акушерку с явно большим опытом и профессиональным чутьем. Она так классно успокаивала роженицу, давала ей время там где считала нужным, и в то же время очень мягко и грамотно подталкивала, когда было надо и не давала идти на попятную в процессе. Далеко не все акушерки умеют так обращаться с роженицами, это видно. Девушка была с первыми родами, вся в стрессе и напряжении, рожала с мамой и с мужем, но в итоге все были так довольны и так благодарили акушерку.

Сами роды - есть в этом что-то пугающее, и в то же время завораживающее. Еще совсем недавно ребенок был внутри, а теперь вот, он уже снаружи, тихонько посапывает на плачущей от эмоций маме, новый полноценный человек на свете, хоть и маленький и несамостоятельный. Есть во всем этом что-то волшебное, не смотря на все физиологические малопривлекательные на первый взгляд подробности.

Я даже почти поняла, почему так много медсестер хотят быть именно акушерками или работать в области акушерства / постродовом / с новорожденными / заниматься грудным вскармливанием и т.п. Вся эта область медицины гораздо больше имеет дело с естественными процессами и этапами в жизни людей, а не патологическими, как все остальные. В середине практики вдруг ловишь себя на том, что в основном всех пациентов поздравляешь, а не желаешь выздоровления как обычно :) Думаю, это привлекает многих, атмосфера совсем другая. Особенно это заметно, когда все проходит нормально и без осложнений (а это большинство родов).
Когда дело осложняется, это уже другой вопрос, конечно. Даже простое ручное удаление плаценты в операционной у женщины с послеродовым кровотечением - это бррри не для слабонервныхCollapse ), я уж молчу о более сложных и опасных случаях и процедурах. Но в целом, все же вся эта область более "естественная", что ли, тут гораздо больше полагаются на человеческий организм, в отличие от всех других отделений, где мы всеми правдами и неправдами пытаемся вмешаться в замкнутый круг, созданный организмом.

Интересно по-своему, и приятно, много положительных моментов и эмоций. Но не думаю, что когда-нибудь сюда вернусь :) Наверное, это первая моя практика, после которой я знаю, что вряд ли когда-нибудь туда пойду. По стечению обстоятельств, это последняя моя клиническая практика в учебной программе.

Теперь осталось сделать стаж 9-10 недель (в общей терапии) и не потерять веру в человечество в течение ближайших полугода нашей опупенной учебы. Времени нет категорически. Этот пост написан в ущерб чтению хирургии к следующему экзамену :) Если пропаду - не поминайте лихом!

О нашей бешеной программе
smile-no-glasses
rilliyah
Программа переквалификации всегда была и считалась тяжелой и очень сильно отнимающей жизнь в процессе. Но в этот раз мы всех переплюнули :) Если раньше у руководства школы и у людей, сидящих в гос.управлении медсестрами, еще были какие-то иллюзии по поводу того, что нашу драконовскую программу переквалификации можно, напрягшись, пройти за 2 года, то сейчас уже точно никаких сомнений не осталось.

У нас физически нет времени ни на некоторые предметы, которые мы не успели пройти, ни на некоторые из экзаменов, которые надо сдать. Ближайшие полгода мы учимся по 5-6 раз в неделю, экзамены у нас по-прежнему остаются каждую неделю-две, и это при том, что мы уже приближаемся к финишной прямой, экзамены сейчас на носу большие, которые подводят уже итог всему обучению. В декабре начинается стаж. Просто для примера - на подготовку к экзамену, который является полной симуляцией гос.экзамена на лицензию у нас есть ровно 2 недели после предыдущего экзамена, на фоне стажа+ учебы 5 раз в неделю. Уже даже никто не заикается о работе, семье, детях. Каждый, кто сейчас спотыкается с экзаменом или на практике, автоматически переводится сдавать гос.экзамен на лицензию на полгода позже. И даже не потому что они такие злые, а потому что, опять же, физически нет времени дать возможность людям пересдать, некуда пихать в расписание.

Некоторые другие школы, в которых набрали группы одновременно с нами на "экспериментальную" программу за 2 года, уже давно забили на это и перевели наших собратьев по несчастью на 2.5 года, что позволяет немного разгрузить. Мы решили биться до последнего, ибо мысль о том, что все это будет длиться еще год, а не полгода - невыносима ни для кого. Но от напряжения уже пар из ушей валит. А оно все продолжает нарастать. Хотя казалось бы, куда еще? :)

PS: Зато получила одноразовый приз-стипендию за отличную учебу и социальный вклад. Немного, но приятно :) Френды в ФБ уже видели, но я хочу себе и здесь тоже на память оставить. Имя, конечно, как всегда написали с ошибкой, но я к этому привычна :)

Гинекология и акушерство
rilliyah
Это, кажется, все-таки не мое.
С новорожденными было мило, но скучно и ужасно монотонно.

В послеродовом отделении тоже скучно. В большинстве своем, роженицы - здоровые и самостоятельные пациентки, и это хорошо. Но мне, как потенциальной медсестре, с ними реально нечего делать. Замерить давление-пульс, температуру, изредка взять анализы крови и посидеть минут 10 с длинным инструктажем по поводу основных важных моментов в течение послеродового периода - вот и все, это максимум задач на один день. Они сами себя обслуживают, целый день ходят-гуляют, и даже в тех редких случаях, когда от них что-нибудь надо - приходится за ними гоняться и искать.

Отделение для беременных с высоким риском - более интересное, но тяжелое. Многие пациентки там со страшными историями, причем часто и молодые, и без факторов риска, и с успешными беременностями и родами в прошлом. Мнительным женщинам туда нельзя, иначе потом очень страшно своих детей заводить. Может быть, легче тем, кто плод не воспринимает как полноценную жизнь и как ребенка, пока он внутри... Но я не из таких, и у меня каждый раз мороз по коже от каждого обсуждения случая из разряда "ну да, у этой пациентки это не обсуждается, но вообще обычно в таких случаях сразу рекомендуют прерывание беременности, т.к. у таких близнецов больше шансов умереть в утробе, чем выжить". А речь идет о пока что здоровых и нормальных детях, у которых риск очень высокий статистически, т.е. может все закончиться печально. А может и нет. Но статистика плохая. Брррррр.

Зато центр естественных родов в нашей больнице - просто прелесть :) По стечению обстоятельств, 2 из 3 наших основных учительниц-акушерок в школе - были основательницами этого центра 9 лет назад, идейными вдохновителями, разработчиками, и вплоть до сегодняшнего дня активными участницами. Теперь я понимаю откуда ноги растут у многих дырок в наших головах, которые они нам пробивают на уроках :)

Хорошо то, что осталась всего неделя практики, включая ночную смену наедине с акушеркой в родильной палате (уф!). Но напрягает то, что вчера нам сообщили, что нам еще надо делать симуляции по принятию родов в срочных ситуациях, и еще пройти курс подготовки к родам (обычный, как пары проходят), а это еще на несколько недель затянется, и помимо 2 больших работ еще одну в конце курса написать, и еще каких-то часов нам все равно не хватит... Иногда мне кажется, что в нашей школе все-таки слегка перебарщивают с важностью и требованиями именно в этой области. А ведь далеко не все студенты пойдут учиться на акушеров/акушерок или вообще работать в женские отделения...

Неэффективная подготовка к экзамену
rilliyah
Synopsis of Psychiatry - это один из самых интересных учебников, что у меня когда-либо были. Впервые я в него погрузилась еще летом, когда проходила практику в психиатрии, на волне своей внутренней борьбы и поиска несуществующих ответов на вопросы.

Теперь я его активно читаю в рамках подготовки к экзамену по психиатрии.
Есть только одна маленькая проблемка - я читаю главы, которые мне для экзамена нафиг не нужны :)
Потому что интересно! Написано очень удобным и дружественным языком, с картинками, с описаниями клинических случаев из реальной жизни. (В отличие от Psychiatric Mental Health Nursing, который у меня даже под нажимом не идет.)

Эх. Вот будет когда-нибудь на старости побольше свободного времени, можно не только детективы читать :)

Начала последнюю клиническую практику
rilliyah
Акушерство и гинекология. Начинаю ее с полутора недель в отделении с новорожденными. Как и в прошлый раз, для меня предыдущая практика плавно перетекает в нынешнюю.

Пока полет нормальный, малютки смешные, но очень хочется их всех воссоединить с мамами, как-то это ощущается неправильным и неестественным, когда такие малюсенькие лежат одни. Особенно после того как нам на всех возможных предметах дырку в голове сделали установлением связи между родителями и ребенком, важностью постоянного контакта и присутствия, тем, как все это влияет на развитие ребенка и т.п.

Получаем детей с возраста 1 час :) Проверяем их, заводим на них дела и карточки, делаем прививки, проводим первые в их жизни купания и впервые надеваем на них одежду, держим и успокаиваем, когда они недовольны и голодны (а мамы все еще не поступили в отделение, поэтому их все еще нельзя к ним отправить). Несколько дней проведем также в отделении, где новорожденные не совсем здоровые или с какими-нибудь осложнениями. Но в интенсивную терапию нам не доведется попасть.

В программе полторы недели с новорожденными, неделя с роженицами, неделя с беременными с высоким риском, и еще отдельно где-то непонятно где, полноценная смена с акушеркой в родильном. Никто из френдесс в ближайшее время рожать в нашей больнице не собирается?? :)

Операционная
rilliyah
Довелось мне провести день в операционной.

Я в операционной раньше никогда не была, но очень хотела, поэтому морда такая довольная :)
Еще бы! Весь день стояла и дышала в плечо и в затылок хирургам, наблюдала за каждым их действием либо своими глазами с расстояния полметра максимум, либо на большом экране в отличном разрешении (если это была лапароскопия).

Моей 11-месячной пациентке, которую я вела всю неделю, делали операцию по установке "порта" для дальнейших курсов химиотерапии. И я попросилась присутствовать на операции. Было очень странно видеть эту живую и подвижную девочку, которая в обычное время ни секунды не сидит на месте, на операционном столе, с тубусом, заклеенными глазами, под общим наркозом. Слава Богу, операция прошла успешно, я с ней и ее мамой была и в послеоперационной, пока девочка приходила в себя после наркоза. Причем мне довелось ее маме сообщить, что все прошло хорошо и без осложнений, на таких маленьких операциях, видимо, хирурги этого не делают.


Рентгеновский снимок справа - как раз после вставления порта. Кстати, у детских хирургов даже свинцовые фартуки для рентгена - яркие, рисованые, в цветочек. Прикольные.

Дальше...Collapse )

?

Log in