Previous Entry Share Next Entry
О непростых решениях
rilliyah
Одно из заключений, к которому я пришла - после определенного пожилого возраста и скопления болячек, нужно обязательно как-то задокументировать свою волю быть DNR (do not resuscitate) или хотя бы DNI (do not intubate) и известить об этом всех родственников. Это звучит страшно, и естественным образом никому не хочется думать о том, что с тобой будут делать, если ты начнешь умирать. Но когда эти решения должны принимать шокированные неожиданностью и убитые горем родные - это еще хуже.

Даже когда человек уже несколько лет не живет толком, не общается ни с кем, ничем не занимается, а просто существует в каком-нибудь доме престарелых. Даже если его состояние очень тяжелое, у него много болезней, приносящих ему мучения. Даже если человек уже давно находится в состоянии некоего овоща, который нужно время от времени переворачивать с места на место, мыть и кормить, в то время как тело его уже давно разлагается и загнивает с многочисленными пролежнями и едва теплящейся жизнью. Людям все равно очень трудно отделаться от ощущения, что они "убивают", если соглашаются, чтобы на данном этапе пациенту оказывали только "поддерживающее лечение". Даже после всех бесед с врачами о том, как тяжело состояние пациента, каков неутешителен прогноз, даже если он из этого выкарабкается... Испуганное затравленное сознание не понимает, как это - не спасать? Почему это морфий? Недавно у меня была долгая и тяжелая беседа с 70-летней бабушкой, которая должна была принять эти решения относительно своей матери - почти 100-летней бабушки с обширным мозговым кровоизлиянием, интубацией, искуственной вентиляцией, крупным пневмотораксом и огромной подкожной эмфиземой, свободным воздухом почти во всей брюшной полости. Ее сознание просто отказывалось понимать, как это не лечить сейчас? Почему не сделают операцию? Как это - только облегчать страдания? Как это - нет прогноза? Но ведь это мама... И мне было ее искренне жаль не менее, чем ее мать. Почему, за что ей сейчас принятие таких решений и такая ответственность? Эта бабушка должна няньчить внуков, заваривать чай и утепляться пледами, а не сидеть вот так в больнице, плакать и отказываться что-либо решать.

Так вот мы и получаем интубированных 90-100 летних бабушек и дедушек, за которых дышит машина. Обычно их даже не нужно усыплять седативными средствами, потому что они все равно ни на что не реагируют, и вообще не совсем понятно, сколько той жизни в человеке осталось, если почти все мы за него делаем искуственно. А сколько в таком состоянии человек протянет - одному Богу известно. Но эвтаназии в Израиле нет, поэтому снять с искуственной вентиляции потом уже нельзя. Иногда, не смотря на все эти героические усилия, смерть приходит все равно довольно быстро. А иногда это тянется еще долгими-долгими месяцами, и это ужасно... потому что каждый день можно наблюдать, как постепенно продолжает тело отказывать, как постепенно отключаются одна система за другой, как долго и мучительно становится хуже и хуже. Медленная и мучительная смерть - то, чего на протяжении тысячелетий больше всего боялись люди. В наше время мы можем быть причиной этого для своих же родных, ненароком, не специально, из лучших побуждений, из страха их потерять, из нежелания их отпустить.

До того, как я начала работать в больнице, предложения вроде "наверное, ему/ей уже просто пора" у меня вызывали внутреннюю бурю. Эмоционально все еще вызывают, но уже не такую яркую. Это у меня глубинное несогласие с концепцией, что если человек уже очень старый и очень больной, значит он уже отжил свое. И я не из тех, кто за только поддерживающее лечение для всякого терминального больного. Я верю, что иногда случаются чудеса, и некоторые я уже даже видела своими глазами; я верю в Бога и Божью волю для всех. Но, в то же время, сейчас я уже своими глазами вижу, что это такое, когда человеку и правда "пора". Что бы мы ни делали и как бы ни старались, иногда просто "пора" и он все равно движется только в этом направлении. Как-то раз, упаковывая умершего пациента в специальную сумку для перевозки в морг (да, и это тоже обязанность медсестер, увы), я поймала себя на мысли, что, честно говоря, это тело мало чем отличается от того, как человек был на протяжении всего последнего времени, до такой степени он уже был близок к этому. Хоть и официально он был жив, и довольно долго так пробыл. Но он по крайней мере не выглядел страдающим. А иногда... смерть - далеко не всегда худшее, что может случиться, как бы ужасно это ни звучало. Предложение банальное, но для меня это откровение, случившееся только после всего того увиденного и прочувствованного, что мне дает эта профессия. Для меня это переворот. И, наверное, шаг к более зрелому отношению к смерти. Но пока еще только шаг.

  • 1
podpishus pod kazhdym slovom

Ты это видела...
И это так трудно достаточно ярко описать тем, кто не видел никогда...

Сложно это всё...

Угу. А когда это все рядом с кроватью в больнице - сложнее и больнее еще в двеститыщ раз.

Остервенело плюсую. Очень правильный пост.

Правильный и грустный )

А как у нас можно задокументировать эту свою волю?

Есть вроде какие-то הוראות מקדימות, хотя я вот сейчас пока пишу - думаю, а не относится ли это только к тяжело больным (т.к., кажется, они происходят из закона חוק החולה נוטה למות). Надо узнать, могут ли все это подписывать. В любом случае, самое важное - донести до ближайших родственников, т.к. в случае чего разговаривать с врачами именно им. И как бы тяжело им ни было, когда известно желание самого человека, это всегда как стержень, за который можно ухватиться.

Мы просили не ставить бабушке () 91 год, онкология) зонд, но его поставили (за сутки до смерти). Спасибо, хоть не стали продолжать её мучить. Причём они спросили, хотим ли мы ставить зонд, мы сказали, что нет, а они всё равно поставили.

Я всё ищу возможность решать человеку самому, что делать с его телом перед/после смерти, а не отдавать это решение родственникам. Мне всё же странно, что я не могу решить, хочу ли я жертвовать органы - можно имень хоть десяток карточек АДИ, но родставенники скажут "нет", и грош цена нашему прижизненному решению.

Насчет зонда - это очень неприятно :( Не могу себе представить, зачем все же это сделали. У нас часто такие ситуации возникают, и никогда мы не идем против желания семьи, особенно когда речь идет о подобных процедурах, и уж тем более о человеке в очень тяжелом состоянии.

По поводу органов - тут действительно все так (

А вот насчет линии лечения в целом - все же есть прогресс, упомянутый мною закон действительно позволяет человеку выразить и закрепить законно свою волю относительно лечения, которое он будет получать, даже пока человек еще здоров. Можно как описать в целом, что не хочешьл инвазивные процедуры и проч., так и расписать подробно, например лечение от боли да, зонд для еды нет, жидкости да, антибиотики нет и т.п. Только продлять надо раз в 5 лет, и тогда исполнение воли становится обязательным по закону для врачей. Сейчас это еще не сильно практикуется, т.к. закон и все эти поправки относительно свежие, но основа создана.

Подробнее можно почитать здесь - http://www.health.gov.il/Services/Citizen_Services/DyingPatientLaw/Pages/DyingPatientRequest.aspx

О, спасибо за информацию, буду разбираться.

главное донести это своё желание до семьи.

Да
Жаль, что у нас все эти DNR/DNI/AND не такую силу и позицию имеют, как в штатах
Как и согласие на донорство органов в случае смерти мозга

и от этого немного грустно. но это жизнь

"смерть - далеко не всегда худшее, что может случиться!" У меня это тоже постоянная мысль, в общем, много мыслей о судьбе и какой конец ждет, в связи с работой медсестры в нейрохирургии(((

Я тоже так думаю, хотя и не имею отношения к медицине:( Больше всего на свете боюсь оказаться овощем:(((

Ты знаешь, молодые часто выкарабкиваются. У организма еще есть ресурсы. Я такие случаи видела, когда люди реально возвращались с того света, когда все уже рукой махнули, да еще и на своих ногах уходили из больницы... Но у 90-летнего старичка или старушки этих ресурсов уже, как правило, нет :( Даже если до проишествия это был полностью самостоятельно живший и функционировавший человек. Недавно был такой дедуля, 101 год, инфаркт... До инфаркта, несмотря на возраст, был полностью самостоятельным и независимым, жил отдельно, в трезвом уме и памяти, потрясающе. Но... нет, не выкарабкался, промучался с неделю-две :( Хорошо еще, что его дочка была не из тех, кто хочет человека до последнего держать и мучать.

  • 1
?

Log in