January 4th, 2021

smile-no-glasses

02.01.2021

Первую смену в новом году работаю в коронавирусной реанимации. Удивительного в этом мало, Израиль сейчас находится на третьем по счету карантине, снова все закрыто, все открывавшиеся и не успевшие открыться бизнесы, снова официально перемещаться можно в радиусе до 1 км от места проживания, из дома выходить только за продуктами и на работу, нельзя ходить в гости друг к другу и т.д. и т.п. Цифры новых диагностированных случаев снова ползут вверх, оттого и карантин. Еще не дошли до десятка тысяч каждый день, как в сентябре, но и текущие 3-5 тысяч новых случаев ежедневно делают свое черное дело: коронавирусные отделения в больницах постепенно заполняются, требуется открывать новые.
Тяжелее всего приходится больницам на севере и в Иерусалиме. И больниц там меньше, и население более специфическое - меньше сотрудничает и меньше соблюдает уже опостылевшие всем простейшие правила - маски, сборища, соц.дистанцирование. У них коронавирусные отделения снова переполнены, новых тяжелых больных стараются переправлять в больницы в центре страны. У нас напряжение еще не на пике, но уже тоже чувствуется. В моей больнице на данный момент снова полная полноценная коронавирусная ренимация, 2 уже снова полных общих коронавирусных отделения ("пнимит-корона"), и я даже не интересуюсь, что происходит с коронавирусными детскими, родильными, психиатрией.
Из нашей кардиохирургической реанимации снова стягивают персонал в коронавирусные отделения. Вынуждены откладывать плановые операции на открытом сердце, насчет которых ни у кого нет ни малейших сомнений, что они необходимы.

Поэтапно надеваю свой костюм астронавта. Уже легко, уже автоматически, уже это не занимает много времени. Вспоминаю, как все это было страшно 10 месяцев назад, тогда, в марте. Когда полмира находилось в истерике, когда из Италии и Нью-Йорка посылали видео и фотографии складываемых в горы мешков с трупами, а у нас в Израиле обсессивно подсчитывали имеющиеся в наличии машины для искусственной вентиляции. Тогда мы только открыли эту реанимацию и получили первую больную. Было страшно, было непонятно, никто не знал чего ожидать. На этих больных тогда бросали просто все известные медицине лечения в надежде, что хоть что-нибудь из этого сработает. Скоро уже год, как мы в этом варимся. Работой в коронавирусном отделении уже никого не удивишь, все тут были. За долгие месяцы защитные костюмы и маски показали себя достаточно эффективными и работники уже не трясутся от страха заразиться и принести эту заразу домой. А тогда, в марте, ощущения были мягко говоря не из приятных. Да и вообще от упоминания самого вируса уже никто бровью не ведет, у всех уже есть переболевшие знакомые-родственники. Многие болеют легко, и уже среднестатистическому гражданину не так страшно, как было весной. А эта ужасная болезнь продолжает уносить жизни и здоровье.

Вспоминаю нашу первую больную. Молодую и на ЭКМО. Смотрю на свою нынешнюю пациентку. Еще моложе, и тоже на ЭКМО. Ухоженная красивая молодая женщина, которая явно очень заботилась о себе и своей внешности. Но не убереглась от инфекции. На рентгеновском снимке белым-бело, легких не видно совсем, никакую свою функцию они не выполняют. Что с ней будет дальше? Как всегда - будем делать что только можно в надежде на лучшее, а там уже не все зависит от нас. Но что именно изменилось за это время? Ведь тяжелые больные - все такие же тяжелые. Очень много тех, кто доходит до искуственной вентиляции, и уж тем более ЭКМО, из этой реанимации не выходят. Так почему нам уже не так страшно? Просто привыкли? Просто надеемся попасть в статистическое большинство в случае болезни? Защитный рефлекс, потому что трудно жить в страхе?

2020 год закончился не без светлого - уже в конце года забрезжила надежда на окончание этого безобразия, пусть и не немедленное. Уже появились прививки, разные, со своими плюсами и минусами, но они уже есть. И вакцинация уже началась. Начало года уже выглядит менее удручающим. Но пока светлая надежда раскачается и выйдет на приемлемые обороты, нам всем-всем-всем нужно еще беречь себя и близких. Никто не знает заранее, как эта зараза себя поведет, кто попадет в большинство, а кто окажется среди тех несчастных нескольких %, о которых потом просто пожимают плечами, мол, это ведь не так уж и много, и болезнь совсем не фатальная...